11 января 2017 г.
Виктор Солнцев: «Бизнес-класс – мощный проект».
В подробном интервью столичный бизнес-тренер Виктор Солнцев, выступивший в роли модератора второго конкурса «Бизнес-класс», рассказывает о себе, делится впечатлениями от телепроекта и мнением о современном бизнесе и экономике.
Он делает нестандартно стандартные вещи. Он совмещает несовместимое. Он живет в настоящем, но с учетом будущего. Он «технарь» по образованию, но музыкант и учитель по призванию. Виктор Солнцев – бизнес-тренер, преподаватель, консультант. Один из самых востребованных в стране. Его ученики – успешные предприниматели и руководители, работают в России и странах СНГ. Его партнеры – интересные команды и выдающиеся личности. Его клиенты – динамично развивающиеся организации, фирмы. Во втором сезоне телевизионного проекта «Бизнес-класс» Виктор Солнцев выступил в роли модератора в полуфинале и ведущего финального этапа. На площадке, где работал Солнцев, помимо стойки и микрофона центральное место занимало и… фортепьяно.
Вы в своей деятельности часто используете музыкальные инструменты. У вас специальное музыкальное образование? Или это для души?
Конечно, для души. Но меня учила музыке настоящий профессионал, замечательный педагог, художник. И с пяти лет до пятого класса школы я с ней занимался. Даже дошел до второго курса консерватории, как она мне сказала. Играл Листа с листа. Но моя мама меня настраивала на техническую работу и поступление в Бауманку. Там уже учился мой брат. И я пошел за ним. Получилось так, что я сохранил, в отличие от него, умение играть на фортепьяно. Я перешел на импровизацию. И у меня было большое желание что-то делать в этом направлении. Для того, чтобы играть классику, надо быть очень высоким профессионалом, оттачивать свое мастерство постоянно. А так как я стал импровизировать, то я смог снизить для себя высокие требования классики, и даже сочинять музыку, почему бы и нет.
Вам это помогает в работе?
Ну конечно! Я просто вижу обертоны, чувствую все диссонансы. Я просто ситуацию в бизнесе и экономике расшифровываю как музыку. И вижу, что ребята играют ноту до, до, до. До… И не понимают, почему прибыли нет. До, ре. До, ре. До, ре – купил-продал, купил-продал. Это скучно и нудно. До ре ми – уже сервис какой-то включили. Хоть что-то. А вот когда они начинают брать кредит, для меня это уже гамма вниз на октаву: до си ля соль фа ми ре до. Очень трудно из этого выкарабкиваться, потому что обслуживание долга с процентами напрягает бизнес с низкой рентабельностью. И они на ту же самую ноту до, с которой начали, добираются через два-три года. А я-то делаю им динамические финансовые модели. Я им должен за 2 часа рассказать на основании той неполной информации, которую они мне дали, что их ждет в бизнесе. То есть, они – композиторы, а я все это только на ноты бизнеса перекладываю, объясняю им базовые термины «прибыль», «убытки», «чистый доход». Они хотят создать что-то ценное, но у них измерением ценности являются деньги. В творчестве, я считаю, рождается что-то бесконечно ценное. Сама идея нового бизнеса, например. И вот этот сам факт возможности творчества в бизнесе для меня представляет особенный интерес. Поэтому и бизнес, и музыка у меня вместе.
Какими инструментами вы владеете?
Рояль, гитара, губная гармошка. Очень люблю гармошку. Она всегда со мной. Меня постоянно останавливает служба охраны, потому что гармошка похожа на патронник. Ну, в каком-то смысле это мое оружие, потому что я использую ее для проведения тренингов. Сложные непонятные термины надо демонстрировать наглядно, понятно, доходчиво.
То есть, Вы начинали с музыки, потом поступили в вуз и получили фундаментальное техническое образование. В итоге стали бизнес-тренером. Почему не игроком, или Вы играющий тренер?
Хороший вопрос. Скорее всего, да, я играющий тренер. Это точно. По крайней мере, я играю в свой собственный бизнес уже 14 лет. Вот нам говорили, что через каждые 5 лет мы фирму закрываем. Нет. Не закрываю. Она по-прежнему является игроком на рынке. Консалтинг и тренинг. Понимаете, я же еще и преподаватель. И мне очень интересно сочетать практику и теорию. Теория – это как всегда все понятно и ничего не работает. На практике все работает, но ничего непонятно. И вот я пытаюсь дать уже студентам или бизнесменам сплав теории и практики, где должно быть все понятно, и все должно работать… Так они три года реализуют свой инвестпроект, а я его модель вижу буквально за два-три часа и помогаю им моделировать будущее. Я могу примерно указать, когда у них будут проблемы, если они будут действовать так или не так. Я им доказываю, что будущее складывается здесь и сейчас. С использованием денег здесь и сейчас. И за свою «ремесленную» работу прошу деньги здесь и сейчас.. А с другой стороны, мне, конечно, хорошо, когда просто за деньги, но это не всегда вдохновляет. В этом случае я внедряюсь в такие стартап-команды. Ребята-инициаторы ко мне обращаются, я становлюсь их внутрипроектным ментором – учителем внутри проекта, стратегом. За это они дают мне условно 10% будущего дохода. И тогда меня затягивают в свое будущее. Там уже блокчейн, там уже новые технологии, там уже международные глобальные стартапы. «Do you speak English, professor? – Yes, let's present our project to potential investors». Короче говоря, можем тоже и по-английски поговорить. С учетом того, что я с Казахстаном давно сотрудничаю, инновации в Казахстан, конечно, пойдут, там более динамично развивается бизнес. Но они пойдут и глобально на весь мир. А какие-то проекты сегодняшних наших участников «Бизнес-класса» можно уже предлагать моим казахским партнерам, друзьям для инвестирования и партнерства.
То есть, это достойные проекты, и за них не стыдно?
Не стыдно. Они высокого качества. К сожалению, Казахстан опережает нас в поддержке малого и среднего бизнеса. Имеется ввиду не декларация, а фактическая поддержка. У нас очень хорошо декларируют поддержку. Тратят на это деньги бюджета в большом количестве. Но фактическая поддержка оставляет желать лучшего. У нас малого и среднего бизнеса насчитали примерно 5,7 миллионов. Почти 6 млн наших «микриков» – средняков и малышей. И вот на них выдается уже сейчас меньше 7 млрд рублей. Если посчитать, то получается чуть больше 1 тыс. руб. в год для предприятия, которое имеет годовой оборот примерно 13 миллионов рублей. Это среднероссийское предприятие, конечно, существует только в статистике. И тогда получается, что эта поддержка выдается очень ограниченному, узкому кругу каких-то людей, которые, возможно, аффилированы, возможно ангажированы. Не знаю, не могу всех судить по отдельным известным мне случаям. Или есть просто фирмы, которых можно назвать «грантоешками». Они просто приходят, крутятся то в одном, то в другом конкурсе им грант или субсидию выдадут. Они на следующий год идут на другой конкурс.
Вы стажировались в Европе, в Канаде...
Да, было такое. Англия, Канада, Германия. Испания, Австрия, США.
Бизнес за рубежом и российский бизнес. Это абсолютно разные вещи? Они совместимы?
Как сказал Исаак Адизес, известный бизнес-учитель, что если бы был выбор: при прочих равных условиях российского менеджера назначить на топовую позицию в компании или иностранного при тех же профессиональных компетенциях, то он бы выбрал русского. Потому что они более рискованные, они более жесткие. Они более творческие, они могут выжить в невыносимых условиях. Топ-менеджеры западные работают хорошо в тепличных условиях. Там уже все процессы стабилизировались, все уже отстроено, описано. Российский бизнес – это бизнес в чистом поле, иногда в лесу, когда вот этому бедному малому бизнесу не приткнуться. Со временем и у нас появятся тепличные условия. И вырастут замечательные народные промыслы, новые высокотехнологические бизнесы.
Возвращаясь к проекту «Бизнес-класс», насколько Вам интересен этот проект? Кого из участников Вы могли особенно выделить?
Сложно кого-то выделить. Мне запомнилась оригинальная команда танцоров. Они доверили мне подыграть им, а это означает, что они поняли, что я держу ритм, я держу мелодию. И они могут синхронно под мой аккомпанемент выразить свое настроение в танце. Это их бизнес. Их дело. «Бизнес-класс» – это проект-мультипликатор. Проект-катализатор изменений. Конечно, он не сделает из них бизнес-специалистов мирового уровня. Нет еще опции акселератора. То есть, мы пока только вместе с ними можем дать советы по улучшению их бизнеса на основании нашего опыта. Наши эксперты проекта – опытные практики бизнеса. Но они уже привыкли работать в бизнесе прошлого. Наши участники – это бизнес настоящего. Они уже устарели по сравнению с бизнесом будущего, который в Америке уже 15-20 лет. Вот это и есть лаг отставания. Не сформированы еще потребности рынка. Наш бизнес вынужден отставать. Уровень доходов населения и его численность не позволяет рисковать. Так надо же как-то опередить наших западных коллег. Нам нужна ситуация, когда люди, которые хотят получить хороший продукт или услугу, они видят, что многие хотят его получить. И тогда создается такая система, когда клиенты просто приходят, ты их не ищешь сам. Они к тебе приходят, потому что ты в своем деле – лучший. Вот на «Бизнес-класс» я с удовольствием приду, если обратная связь от организаторов будет положительная, что да, я вписался в оренбургскую команду. Вписаться в уже сложившуюся команду тоже нелегко.
Любой ли проект можно сделать успешным с помощью технологий? Или не каждая идея достойна того, чтобы воплощаться...
На входе может быть 100 проектов, на выходе – один успешный. Это означает, что эксперты, отбраковав сразу 90, оставили 10. И вот эти 10 они внимательно посмотрели, изучили все детали. Может выясниться, что только два проекта надо финансировать. И тогда они включаются в портфель приоритетных. А из этих приоритетных проектов по каким-то критериям выбирается тот единственный проект, который финансируется. Вот так же и наш конкурс «Бизнес-класс» построен. Я до последнего не знаю победителя. Я здесь являюсь таким катализатором процесса, модератором. Т.е. я такой толмач, переводчик, который понимает, с одной стороны, экспертов - бизнесменов, с другой стороны – аудиторию. Есть хорошая фраза в песне – «А я – бамбук, пустой бамбук», но я же звучу, понимаете? И я, как камертон, стараюсь настроить нашу аудиторию, чтобы она начала играть на своих инструментах. Я никого не выделяю, потому что для пианиста все ноты хороши. Когда ты используешь всю клавиатуру, может выясниться, что твой рояль не настроен. В середине – все нормально, а вот здесь уже дребезжит, громыхает. Это означает, что настройщика надо звать. Вот я и есть такой настройщик, я могу приехать, настроить. Будет ли этот человек лучше играть на своем инструменте, не знаю. Я – настройщик.
У вас был очень плотный график работы. Оренбург успели посмотреть? Что-то запомнилось? Оренбург это…
Оренбург для меня – это переправа через реку Урал, где я на одной стороне – в Азии, на другой – в Европе. Оренбург – это, с одной стороны, революция и Серго (а на самом деле Григорий) Орджоникидзе. С другой стороны – Гагарин, Чкалов и другие летчики-космонавты. Прекрасный город, который интегрирует особенности городов Евразии и интересы многонационального населения России. Конечно, оренбургский пуховый платок. Я уже не раз привожу его и маме, и жене, и дочкам.
Ваше кредо в бизнесе?
Мне неинтересно быть одноразовым. Я многоразовый. Целевой. Всепогодный. Но очень хорошо я работаю в хорошей команде, где такие же, как мы. Понимают, что такое летать. Мы не истребители. Мы – внимательные наблюдатели за теми, которые сеют на поле семена. Потому что так, вручную, не обработаешь огромное поле малого бизнеса. Надо лететь над ним и делать какие-то полезные преобразования. Так, чтобы семена засеять, есть комбайны. А мы уже «удобрения» нужные сбрасываем, чтобы от паразитов защитить. Нужно сделать так, чтобы всходили только полезные семена.
Ваш девиз по жизни?
Светить вперед и вверх. Я – Солнцев, поэтому мне проще с девизом.
Ваша личная формула успеха именно в этом?
Я думаю да, светить и греть. Вот этот огонь в душе и свет знаний. От общения с людьми во мне источник тепла и света увеличивается. Мощность растет. И вот от таких мощных проектов, как «Бизнес-класс», я перехожу на другую частоту «свечения». Тогда и я сам вижу больше, и мое влияние дальше распространяется, так что светим дальше и выше, теплом согреваем больше пространства...